Академик живописи

9В 1909 году Собрание Академии художеств по представлению И. Репина, А. Куинджи и В. Матэ избирает Б. Кустодиева академиком живописи, и тогда же проявляются первые симптомы роковой болезни — костного туберкулеза. Художник продолжает напряженно работать, но состояние здоровья требует неотложных мер. В 1911 году по совету врачей он едет в Швейцарию и в течение года лечится в частной клинике доктор Ролье. Но и там русские темы продолжают оставаться основным содержанием его произведений.

В 1911-1917 годы, несмотря на постоянную борьбу со смертельным недугом, талант художника достигает своего расцвета, о нем пишут А. Блок и А. Луначарский. Кустодиев пробует себя в новых сферах: создает скульптурные и живописные портреты, работает в качестве театрального художника, преподает, хотя с 1916 года и до конца своих дней остается прикованным к инвалидному креслу. В последние 11 лет жизни он был лишен возможности непосредственно получать жизненные впечатления, поэтому для своей работы использовал материал, накопленный в предыдущие годы.

По словам искусствоведа В. Воинова, «художник должен все знать, все изучать, все уметь рисовать, чтобы потом быть в состоянии свободно распоряжаться своим материалом, работать легко и свободно, без натуры... накопленный материал только и может дать здравую жизненную почву для настоящего искусства композиции». Обладая феноменальным художественным воображением, большинство композиций этого периода он писал по памяти.

«Необычайная зоркость Кустодиева к русскому быту сказывается и в жизни,— отмечает В. Воинов в работе 1926 года.— Когда он начинает вспоминать то шумные деревенские базары, то вербную толкучку, то масленичное обжорство и лихую удаль и проч., с восторгом, наперерыв, приводя мельчайшие подробности, он весь преображается, — и перед собеседником тогда оживают те же знакомые кустодиевские мотивы, от которых веет своеобразной поэзией». Поражает многоплановость и высокий художественный уровень всего созданного художником в это последнее десятилетие. Немощный физически, он находит в себе силы создавать гигантские полотна — знаменитый «Портрет Ф.И. Шаляпина» (215 х 172), (133 х 268), «Ночной праздник на Неве» (107 х 216), «Русская Венера» (200 х 175).

Кроме того, делает много станковых рисунков, сочиняет экслибрисы и проектирует плакаты, оформляет и иллюстрирует книги, работает для театра, с энтузиазмом овладевает новыми для него техниками литографии и линогравюры, вынашивает планы создания монументальных росписей. Значительные произведения, созданные в этот период, стали классикой отечественного искусства. Несмотря на болезнь, и в эти годы творчество Кустодиева остается лучезарным и оптимистичным.

Практически во всех воспоминаниях современников о Кустодиеве отмечается его жизнерадостность, отсвет которой лежит на всех произведениях художника. «Много я знал в жизни интересных, талантливых и хороших людей,— пишет И. Шаляпин,— но если я когда-либо видел в человеке действительно высокий дух, так это в Кустодиеве... Всем известна его удивительная яркая Россия, звенящая бубенцами и масленой. Его балаганы, его купцы Сусловы, его купчихи Пискулины, его сдобные красавицы, его ухари и молодцы — вообще все еготипические русские фигуры, созданные им по воспоминаниям детства, сообщают зрителю необыкновенное чувство радости».


Портрет А.Н. Протасовой (Б.М. Кустодиев, 1900 г.)

Портрет П.Л. Капицы и Н.Н. Семенова

Портрет Кумано-Сан (Б.М. Кустодиев, 1927 г.)