К. Б. КУСТОДИЕВУ



14 августа 1926, Лебедянь.

Дорогой и милый Кира.
Отвечаю на твое письмо с запросом о эскизе. То, что ты хочешь нарисовать декоративное панно, — интересно. Единственное мое замечание: как ты думаешь его работать? Ведь когда ты говоришь: надо здесь поставить крестьян, там инородцев, здесь тракторы, там мельницы, пароходы — это все надо ведь нарисовать, то есть не взять где-то готовым, а имея все это перед глазами — зарисовать. Одно — сделать эскиз — расположить группы, массы, всю композицию от себя, другое это самое написать в картине. Там уже потребуется и знание этого предмета, который ты должен написать, и его графическое, верное изображение. Краска может быть такой, как ты хочешь, то есть декоративной, натуралистической, условной и т. д., то есть такой, какую ты хочешь видеть. С формой же предмета — будь то машина, человек, животное — распоряжаться так свободно, как цветом — нельзя. И вот опять вопрос, как все это тебе представляется, процесс работы? Если ты можешь иметь перед собой большинство предметов, которые ты думаешь писать, то это, конечно, превосходно — если же нет, но ты знаешь их настолько, что можешь в любом повороте и положении нарисовать — тоже хорошо. Но знаешь ли ты хорошо то, что хочешь писать?

Если да — пиши смело, если нет, возьми другое — иначе пройдет время, напрасно потратишь труды. А хорошо написать (а это как раз то, что будет особенно учтено) можно и не такую сложную вещь; задавши себе более ограниченную задачу (скажем, 2—3 фигуры большие, что-нибудь из спортивного), ты будешь иметь нужные для этой задачи силы — это тебе больше знакомо, всегда может быть проверено по натуре и может быть с живописной стороны интересно. Надо только уметь смотреть и учиться видеть, а для этого надо одно — все, что ты видишь [зарисовывать], не расставаться с альбомом; это будет и убедительно, когда ты передашь свои впечатления от виденного, и быть может, своеобразно, то есть еще не виданное, не подсмотренное другими.

Ведь весь интерес живописной картины и состоит в том, что вот этот данный предмет, всем известный, знакомый, как-то передается по-новому, так, как его увидал художник, как почувствовал. Иначе вся картина будет наполнена общими местами, банальными, трафаретными. Вот как теперь сделался трафаретным рабочий. Но Менье-то его видел, его создал, а остальные делают по готовому штампу: поэтому получается неубедительность, фальшь. Мой совет: возьми задачу более ограниченную, тогда можешь с большей сосредоточенностью, не разбрасываясь, нарисовать и написать картину. Ведь так много интересного у вас на лодках — там есть возможность показать искусство в написании пейзажа, фигур и предметов. Можно всю сцену показать при солнце, вот тебе и чудесная живописная задача. И современная. Конечно, для этого надо написать несколько этюдов с натуры красками и теперь же, пока еще тепло и светло.

Мой совет: пиши то, что тебя окружает.

Жду ящик с красками — сегодня первый теплый день, и солнышко и все кругом заиграло.

Целую тебя, привет Наталье Львовне. Поцелуй Ирину.

Твой папа.

Публикуется по копии, сделанной Ю. Е. Кустодиевой и хранящейся у адресата.



Предыдущее письмо

Следующее письмо


У кружала стрельцы гуляют (Б.М. Кустодиев, 1901 г.)

Б. Кустодиев. Графика 6.

Праздник в деревне (Б.М. Кустодиев, 1917 г.)