Ю. Е. КУСТОДИЕВОЙ

26 октября 1914 [Москва].

...Вчера мне звонил д[октор] Ланговой, один из [членов] попечительного Совета Треть[яковской] галереи1, просил завтра утром привезти в гал[ерею] мои эскизы к «Пазухину», показать им (будет и Грабарь). Оказывается, Бенуа очень их хвалил и рекомендовал посмотреть.

Меня это очень не устраивало бы, если бы они хотели что-ниб[удь] купить из них. Опять это все безделки, все эти эскизы, и опять меня в гал[ерее] не будет. Ведь нельзя же считать за характерное то, что на них сделано. Да вообще все это только иллюстрации кое-как сделанные, а не картина. — Вот опять услужливый друг опаснее врага?! Как ты думаешь? А м[ожет] б[ыть], это только моя мнительность и предубеждение? Почему бы [им] не приехать в Петерб[ург] и не посмотреть портреты, картины — хотя бы «Крест[ный] ход»?..2

ГРМ, ф. 26, ед. хр. 17, л. 44.




1Попечительный Совет Третьяковской галереи был учрежден после смерти П. М. Третьякова; Совет рассматривал вопрос о приобретении новых произведений.

2Картина «Крестный ход» (частное собрание в Ленинграде) закончена в 1915 году.

Предыдущее письмо

Следующее письмо


Баба из Тулы (Б. Кустодиев, 1926 г.)

Сундучник1 (Б.М. Кустодиев, 1918 г.)

Борис и Глеб. Середина XIV в.