За и против перевески картин в Третьяковской галерее.
Мысли академика Б. М. Кустодиева

Новую развеску картин, сделанную И. Э. Грабарем в Третьяковской галерее, можно только приветствовать; получилась большая стройность и большая последовательность в переходе от старых мастеров к современности. Нет и той скученности, какая была, например, в зале Брюллова, где все стены, до потолка увешанные вплотную почти одинакового размера холстами, были утомительны для рассмотрения.

«Привычный» глаз может претендовать, видя старых знакомцев на новых местах. Но он должен согласиться, что лучшее, что есть в галерее, нисколько от этого не пострадало, зато выиграло многое, мимо чего раньше равнодушно проходили. Многое стало привлекать интересными неожиданностями и сопоставлениями.

Как будто даже создалось впечатление большего числа картин, так выгодно использовано тесное уже теперь помещение Третьяковской галереи.

«Биржевые ведомости», утренний выпуск, 1916. 31 января.


1Наряду с отзывом Кустодиева по поводу новой развески картин, произведенной попечителем галереи И. Э. Грабарем, в газете помещены отзывы проф. В. Е. Маковского, Ф. Г. Бернштама. А. Н. Бенуа, П. П. Вейнера, академиков Н. П. Богданова-Бельского, Е. Е. Лансере и Н. К. Рериха. Все они, за исключением Маковского, считающего изменение развески недопустимым нарушением воли покойного создателя галереи П. М. Третьякова, оценивают новую экспозицию положительно.


На Волге (1922 г.)

У витрины (Б.М. Кустодиев, 1921 г.)

Подготовительный рисунок к картине Елочный торг (Б.М. Кустодиев, 1918 г.)