Е. М. КУСТОДИЕВОЙ

22 декабря [1896]1, Петербург.

Иллюстрация к 27.11.1896

Все последнее время готовился к экзаменам по истории искусств и анатомии. С блеском отвечал как на том, так и на другом. Экзамены оказались не такими страшными, как я их представлял. По истории, напр[имер], вызывают к доске, рисуешь на ней заданный рисунок (архитектурный или скульпт[урный] памятник), потом предлагают сесть на стул за тот же стол, где сидят экзаменаторы, и просят рассказать, что я, напр[имер], знаю о халдейском искусстве. А так как я просидел вечеров семь до 12—1 часа за зубрением истории «паскудств», то халдейское иск[усство] знал и получил 4. По анатомии досталось рисовать таз сбоку, что я опять-таки мог рисовать даже с закрытыми глазами. Я очень рад, что, наконец, эта лишняя обуза свалилась у меня с плеч.

И оттого, что весь этот месяц был у меня испорчен предэкзаменным настроением, я не сделал эскиза, выставлял только этюд и рисунок; за этюд получил опять III разряд. Экзамен был очень строгий, походил на избиение младенцев, с той только разницей, что убивались не только младенцы мужеска пола, но и женска. Не думай, что я, упоминая о строгости, тем самым как будто оправдываю себя; но нужна все-таки, безусловно, справедливость, этюд был гораздо лучше сделан, чем прошлый, и больше закончен (кроме одной руки, которую я не успел выписать), и более выписан. Первого никто не получил. А вот за рисунок я получил второй, а это для меня был идеал, особенно когда я с начала прошлого года и дося получал все третьи.

Этим рисунком я доказал самому себе, что при желании и терпении можно достигнуть желанных результатов. Следующий месяц постараюсь получить первую. Задумал несколько эскизов, один разрабатываю, конечно, жанровый2. Ходил сегодня на этюд для этого эскиза, зашел далеко, почти на Стрелку. Выбрал интересное место, сел на скамеечку под дерево, начал писать, но не высидел и четверти часа, справа дул ветер, от которого у меня отнялись ноги и руки. Ну, это бы ничего, можно было бы и потерпеть, но дело в том, что застыли краски, застыли так, как только может застыть что-либо жидкое, превратившись в твердые комки...

ГРМ, ф. 26, ед. хр. 10, лл. 19, 20.


1 Датируется по содержанию.

2 Речь идет, вероятно, об эскизе «Кулачный бой на Москве-реке» (1897). Кустодиеву для этого эскиза был необходим зимний пейзаж.

Предыдущее письмо

Следующее письмо


Его императорское величество государь император Николай Александрович Самодержец Всероссийский

Фронтиспис (Б.М. Кустодиев, 1922 г.)

Первомайская демонстрация у Путиловского завода (1900 г.)