Ю. Е. КУСТОДИЕВОЙ



16 мая 1907, Петербург.

...А третьего дня я получил от немца1 из Астрахани письмо, да такое, что на другой день я ему ответ накатал, а завтра отсылаю обратно и деньги.

Он пишет (причем, конечно, очень курьезно, но все-таки очень грубо), что получил мой эскиз и думает, что я его сделал ему в насмешку (каково!), что это совсем не то, что ему нужно. Пишет, что он очень много видел на своем веку и что думает, что понимает в искусстве довольно много. Что ему нужно не «панно», а «эскиз картины», и пусть я возьму холст и прямо на холсте сделаю эскиз... что нужно... «дать хороший фон», чтобы было красиво, и все вот в таком роде.

— Я тебе привезу письмо — это положительный шедевр! Меня это так возмутило, и я ему сейчас же написал письмо, что «можно быть очень сведущим в торговых предприятиях, но ничего не смыслить в деле искусства, что подобное отношение к художнику оскорбительно, и... я отказываюсь от исполнения при подобных условиях картины». Все это очень неприятно — потрачено все-таки время на эскиз. Пишу Ник[олаю] Петр[овичу] Протасову2 ругательное письмо, зачем все это дело заваривал, не зная, кто и что я из себя представляю. Досадно еще то, что все-таки заказ недурный и мог бы быть интересным, как я его себе представлял.

...Вчера, наконец, попал на «Драму жизни»3 в Худ[ожественный] театр. Из-за этого стоило столько раз ходить и каждый раз получать отказ. Вещь очень интересная, а играют... Книппер вчера меня так увлекла, как тогда в Париже Сара Бернар — и эта, пожалуй, больше, так как была более жизненна. Что у нее за голос! Как она смеется! Прямо по коже мороз! Это была не женщина, а какой-то дьявол. Бесподобен был Москвин — старик — [он] сходит с ума. Меньше других меня увлек Станиславский — был как-то однообразен и деревянен. Обстановка очень своеобразная и волнующая — есть моменты ужасного страха. Я очень рад, что мне удалось видеть эту пьесу. Завтра последний раз играют «Горе от ума», постараюсь проникнуть.

ГРМ, ф. 26, ед. хр. 12, лл. 86—88.




1О. Я. Виблингер — представитель австрийской фирмы Каттус, скупавший в Астрахани икру. По его заказу Кустодиев в 1907—1909 годах выполнял панно «Поэзия» (масло, Астраханская картинная галерея имени Б. М. Кустодиева).

2Астраханский товарищ Кустодиева, художник-любитель, впоследствии ставший заведующим астраханской картинной галереей.

3Речь вдет о пьесе К. Гамсуна «Драма жизни», поставленной в МХТ.

Предыдущее письмо

Следующее письмо


Была ли страна Кустодия

Портрет искусствоведа и реставратора А.И. Анисимова (Б.М. Кустодиев, 1915 г.)

Тула2 (Б.М. Кустодиев, 1925 г.)