Ю. Е. КУСТОДИЕВОЙ



2 мая 1907 [Петербург].

...Вчера сдал оба портрета и потому чувствую себя несказанно свободным. Романова так мила, что, узнавши, что я сегодня именинник, взяла с меня слово быть у них сегодня на завтраке, угощала кулебякой и пили шампанское, поэтому я немного сейчас в трансе.

...А с портретом [сына] Покл[евской]-Козелл1 совсем было вышел курьез. Мадам непременно хотела, чтобы я сделал у мальчишки цветы — и поставила в маленькую вазочку на его столик... какие-то нелепые бумажные попы (ромашки) и упрашивала их изобразить. «Он так любит цветы...» Я был до того возмущен, что хотел было бросить все и уйти. — В конце концов написал на столике книгу с картинками, с которой она, видимо, нехотя согласилась...

Кончаю рисунки в букварь2 и начинаю иконы3...

ГРМ, ф. 26, ед. хр. 12. лл. 75, 76.




1Местонахождение портрета Поклевского-Козелла (в детстве) в настоящее время неизвестно.

2Букварем Кустодиев, по-видимому, называет «Живое слово (книга для изучения родного языка)». Для этого издания он исполнил иллюстрации к стихотворениям Н. А. Некрасова «Дядюшка Яков», И. С. Никитина «Выезд ямщика» и к басне И. А. Крылова «Крестьянин и работник».

3См. письмо Д. Т. Алимову от 8 мая 1906 года.

Предыдущее письмо

Следующее письмо


Каменщик (Б. Кустодиев, 1924 г.)

Камергерный генерал и дворцовый дворник (Б. Кустодиев, 1924 г.)

Катерина (Б. Кустодиев, 1920 г.)