И. С. КУЛИКОВУ

25 ноября 1901, село Семеновское.

...Холодно сегодня очень — градусов 20 с хвостиком, так что я совсем не слыхал ни пальцев на ногах, ни мизинчиков на руках и раз 5 ходил в избу греться, хотя стоял не совсем на открытом воздухе, а в дверях... А баба, которую пишу, прямо на редкость — стоит на ветру часа 2—и ничего, только щеки да нос краснеют. Позирует превосходно, и, если бы так всех писать, можно было бы хороших этюдов привезти. Ее хочу как следует кончить, так как фигура ее очень важна будет в картине.

Вчера познакомился с местной аристократией на именинах у матери знаменитой сердцегрызки — Домбровской... Мне страшно не хотелось идти, да как-то неловко было — звали, звали, а я не хотел, чтобы меня обвиняли в гордости и в нежелании знакомиться. Конечно, этот визит будет последним, потому что не имею ни малейшего желания поддерживать с ними знакомство. Гораздо интереснее знакомства с мужиками, где все ново для меня и что может для картины пригодиться. И чем больше я их изучаю, тем более начинаю любить и понимать их. И это без всякого старания подделываться под них или заискивать. Все это народ простой — умный и, главное, такой, которого ничем не нужно удивлять и производить впечатление. Все удивляются, почему я сижу дома и не скучаю... Как же мне скучать, когда я днем пишу, а вечером с Юликом моим дорогим разговариваю.— Напротив, я переживаю теперь самую лучшую пору моей жизни — пишу картину и чувствую, что я люблю и что меня любят...

ГРМ, ф. 26, ед. хр. 11, лл. 59-61.

Предыдущее письмо

Следующее письмо


Мост, Астрахань (эскиз, 1918 г.)

Волга. Радуга (1925 г.)

С рыбалки (1923 г.)