Е. П. КУСТОДИЕВОЙ

29 октября 1897, Петербург.

...Сегодня у нас экзамен, но результаты узнаю завтра. Устраивается выставка, осенняя, работ учеников из мастерских и конкурентов. Четырех человек шлют за границу: Мясоедова за историческую — «Сжигание про[топопа] Аввакума», Дудина за карт[ину] «В храме Тониды», Борисова-пейзажиста за огромную вещь «Ледовитое море» и гравера Андреева1. Выставка нынешнего года огромная и очень сильная, и если наши художники будут прогрессировать таким образом, то через несколько лет они будут стоять наравне с заграничными, если не сильнее.

...Я советовал бы [тебе] больше поработать акварелью и не одни цветочки, а пейзажи... А еще больше обрати внимание на рисунок — и именно на рисунок, а не на тушевку, которая ничего не значит и занимает второе место. Я теперь больше рисую — по вечерам в Академии скелет изучаю (практические занятия анатомией). Это относится к лекциям [по] анатомии. Днем 1 раз в неделю лекция анатомии, а вечером рисование скелета и препаратов и главным образом запоминание форм костей и их соединений, потому что экзамен состоит из рисования на доске, на память заданных частей скелета...

ГРМ, ф. 26, ед. хр. 10, лл. 78, 79.




1 Речь идет об академической выставке 1897 года. В этом году окончили Академию художеств и получили заграничное пенсионерство: Мясоедов Петр Евгеньевич — за картину «Сожжение протопопа Аввакума»; Борисов Александр Алексеевич — за картину «В области вечного льда»; Дудин Самуил Мартынович за картину «В храме Таниты»; Андреев Владимир Антонович — за несколько гравюр, в том числе «Сарты» и с картины X. Риберы «Св. Себастьян».

Предыдущее письмо

Следующее письмо


Портрет Натальи Львовны Оршанской (Б.М. Кустодиев, 1925 г.)

Портрет Николая II в мундире лейб-гвардии Гусарского полка (Б.М. Кустодиев, 1911 г.)

Большевик (1920 г.)