В. В. ЛУЖСКОМУ



[30 декабря 1914 Петроград]1

Дорогой Василий Васильевич,
С новым годом и с новым счастьем в этом новом году, неужели и он будет таким тяжелым, как прошлый? С новыми надеждами, чтобы, наконец, нам встретить его в Берлине?!? Если не нам с Вами, то нашим солдатикам...

Простите, что до сих пор не ответил на письмо — днем работаю, вечером отдаю дань праздникам, то есть хожу по знакомым и по театрам — два раза был в Мариинском и в Муз[ыкальной] драме, но... или я уж очень придираюсь, или уж действительно неважно все это, но только, кроме досады на все, ничего оттуда не унес.

Написал эскиз (большой) 1-го акта, работаю теперь над вторым2; что касается Вашего плана 1-го (прибавка мебели), то я пока пишу как было вначале, а для 4-го можно прибавить и козетку, и стол, и качалку. Во всяком случае надо посмотреть на сцене. Не знаю, как быть с III-м актом - гостинной. Эта приписка Влад[имира] Ив[ановича]3 мне не очень нравится (между нами!). Почему он пишет, что «готов» еще прибавить??? Ведь я соглашался на все его предложения, какие он мне поставил, и считал дело решенным, а теперь выходит, будто я что-то просил прибавить, если будет еще и III-й акт?!4

И зачем это надо было не прямо написать мне, а опять через третье лицо. А я-то думал, что все уже выяснено, выяснено и мое отношение к этому вопросу. Так что не знаю, как быть — посоветуйте. Вероятно, приеду, привезу эскизы сам, как кончу их, а кончу, думаю, числу к 10-му. Думаю, что теперь угожу больше, чем «Пазухиным» — весь пейзаж, особенно на бульваре, не только не «прет» вперед, но «завуалирован» настолько, что и в подзорную трубу не разглядишь из первого ряда5, что это там написано! И ни одного живого существа в городе — ни людей, ни лошадей, ни птиц, совсем как после нашествия немцев!!!

Быть может это только моя мнительность усматривает в приписке Вдад[имира] Ив[ановнча] непрямое отношение к делу — я очень бы хотел, чтобы было не так — разрешите мои сомнения. «Я хоть и генерал, а добрый...», а потому, если правда, что я только придираюсь к форме, то, конечно, сделаю рисунок и для III-го акта, ибо не хочу создавать осложнения для работы...

Наш привет с новым годом Перете Александровне, Саше, Жене...6

Ваш Б. Кустодиев.

ММХАТ, архив Лужского, № 2168.




1Датируется по почтовому штемпелю на конверте.

2Речь идет об эскизах декораций к неосуществленной постановке комедии А. Н. Островского «Волки и овцы» в МХТ.

3В. И. Немирович-Данченко.

4У дирекции МХТ ранее была договоренность с Кустодиевым о выполнении эскизов декораций к «Водкам и овцам» без III акта.

5Кустодиев имеет в виду критические высказывания А. Н. Бенуа по поводу декорации «Комната Фурначева» в спектакле «Смерть Пазухина», где пейзаж, видимый в окно и носивший характер целой «энциклопедической картины губернского города», отвлекал внимание зрителя всеми своими любопытными, но неуместными подробностями и прямо-таки мешал слушать то, что говорили актеры (А. Бенуа. Выставка «Мира искусства». — «Речь», 1916, № 297).

6Жена и сыновья В. В. Лужского (Александр и Евгений Васильевичи Калужские).

Предыдущее письмо

Следующее письмо


Иллюстрация

Вид из окна (Б. Кустодиев, до 1926 г.)

А.С. Пушкин на набережной Невы (Б. Кустодиев, 1915 г.)