В. В. ЛУЖСКОМУ



31 июля 1914 [«Терем»].

Дорогой Василий Васильевич,
Беспокоюсь о Вашей судьбе, где Вы и что с Вами? Объявление войны застало Вас, видимо, в Швеции, и, судя по газетам, оттуда можно еще добраться. Как все это неожиданно и стремительно быстро произошло, и все и вся перевернуло вверх дном. Очень дожидаюсь от Вас письма, как Вы доехали. Много знакомых и близких друзей за границей, и неизвестно, где и они теперь. Вероятно, все эти события отразятся и у Вас в театре — быть может, даже кто-нибудь идет на войну? Здесь мы все лихорадочно ждем каждую почту газет, которые всякий раз приносят с собой что-нибудь примечательное. Дожидаемся, как выяснится вопрос о времени поездки домой, в Петерб[ург]. Затем меня очень интересует вопрос и о «Смерти Пазухина», быть может, он будет отложен и мне не надо ехать в Москву? А я как нарочно только что сделал эскиз к первой картине и ст[ал] заканчивать все четыре акта.

Пишу Вам наудачу в Москву, думаю, что Вы уже там. Если не придется мне ехать к Вам, пробуду до конца августа здесь — ехать в Петер[бург] совсем не хочется теперь. — Чувствую себя немного лучше здесь, и так не хотелось бы рано запрятывать себя в город — духота и копоть там...

Жму Вашу руку, мой привет всем Вашим.

Ваш Б. Кустодиев.

ММХАТ, архив Лужского, № 104.



Предыдущее письмо

Следующее письмо


Труд (эскиз панно-штандарта)

Б. Кустодиев. Графика 19.

Купец-сундучник (Б. Кустодиев, 1923 г.)