И. А. РЯЗАНОВСКОМУ



7 июля 1914 [«Терем»]

Дорогой Иван Александрович,
Как Вы поживаете, как здоровье, в каком положении вопрос о Вашей поездке в Петербург?..

Все время до сих пор был занят рисунками костюмов и персонажей для «Пазухина» и сделал три больших эскиза декораций (кроме первого акта). Первую же картину все почему-то откладываю, все еще она у меня плохо видится, как-то не складывается. Быть может, это предвзятая мысль, что надо сделать что-то «особенное», не похожее на виденное (раскольничье почему-то кажется чем-то не похожим на православное); может быть, все это мешает отнестись просто и без «хитростей» к этой картине. А уж все, что я плохо вижу перед своими глазами, плохо и выйдет, это уж у меня всегда так. Хотел я еще спросить Вас1, надо ли делать какой-нибудь «коврик» перед образами, в углу? И на нем аналойчик?В этом месте письма — набросок предполагаемой декорации.

И потом, можно ли вешать в этой же комнате зеркало? Может быть, с полотенцами?


Будет ли это по-раскольничьи или это больше «православное»? Очень досадую на себя, что не мог остаться поработать в Костроме, боюсь, что моя мечта попасть туда вторично, осенью, не осуществится. Лужский пишет, что будто бы надо к 1-му авг[уста] все рисунки сделать и сдать, и к 10—15 ехать в Москву, что я очень и очень не хочу. Ну, да загадывать вперед еще рано.

Желаю всего лучшего, мой привет Александре Николаевне.

Ваш Б. Кустодиев.

ЦГАЛИ, ф. 851. oп. 1, ед. хр. 2, лл. 22, 23.




1В процессе работы над «Смертью Пазухина» Кустодиев пользовался консультациями Рязановского.

2В этом месте письма — набросок предполагаемой декорации.

Предыдущее письмо

Следующее письмо


Портрет Ф.И. Шаляпина (1921 г.)

Его императорское величество государь император Николай Александрович Самодержец Всероссийский (Б. Кустодиев, 1915 г.)

Красавица (Б. Кустодиев, 1915 г.)