Ф. Ф. НОТГАФТУ



18 мая — 1 июля 1913 [Милан]

...Я был очень доволен, остановившись в Милане. Там очень хороший музей Брера с чудными фресками Бернардино Луини, хорошими венецианцами и Рубенсом, которого я много смотрел для своих плафонов1.

В этот приезд удалось, наконец, увидать и «Тайную вечерю» Леонардо в трапезной церкви «delia Gracia». Большая зала вроде высокого сарая, с огромными пятнами сырости на стенах и тяжелым запахом сырого подвала, и в глубине — эта фреска, скорее напоминание о когда-то написанной здесь дивной картине, теперь же полутуманное, полуоблупленное пятно, в котором угадываются группы, лица, выразительные руки и в особенности голова Христа и его левая рука.

Что здесь осталось леонардовского после стольких переписываний и, в особенности, после ужасающих действий сырости — сказать трудно, вероятно, общий замысел, группировка фигур, особенно поражающих своим остроумием и подчинением одной главной идее картины.

Рядом маленький дворик монастыря с кое-где уцелевшими фресками вверху колонн, и тишина — мертвая тишина. Вероятно, во времена Леонардо там не было шумнее, чем теперь, и росла такая же трава, и кипарисы, как теперь, но фрески были только что написаны и, вероятно, производили глубокое впечатление. Да и теперь на меня эта почти разрушенная живопись произвела незабываемое впечатление своей дивной гармонией рисунка и какой-то абсолютной завершенностью композиции.

Я всегда немного боюсь этих «прославленных» картин и произведений искусства. Слишком их захвалили «все», а ведь как-то чувствуешь, что большое-то создано только для тебя, для тебя одного. И вот подходишь к нему, как-то его уже зная — по репродукциям, а главное, по этим обязательным восторгам всяких «путеводителей» — и бываешь приятно удивлен, если оно дает новое и совсем не то, что о нем говорили. И вот эта фреска меня очень обрадовала.

Из других музеев был только в «Амброзиане». Там рисунки Леонардо и его чудесный портрет de Este, тончайше написанный женский профиль, прекрасно сохранившийся портрет. Когда поеду отсюда, думаю ехать через Геную, посмотреть ее.

...Очень меня тянет к моим эскизам плафона, но пока удерживаюсь...

ГРМ, ф. 117, ед. хр. 57, лл. 7—9..




1Речь идет о заказанной Кустодиеву росписи плафона Казанского вокзала в Москве на тему «Присоединение Казани к России». Роспись не была осуществлена. Два эскиза к этой росписи находятся в Государственной Третьяковской галерее.

Предыдущее письмо

Следующее письмо


Купанье (1921 г.)

Главная

Плакат к спектаклю Блоха