Ф. Ф. НОТГАФТУ



5/18 декабря 1911, Leуsin.

...Очень Вас благодарю за книги. Куприн чудесен. Он мне напоминает Мопассана по силе и — знаете, после этой дребедени [и] пустоши так наз[ьгваемых] молодых он кажется даже глубоким. По крайней мере, поставлены для разрешения глубокие вопросы. И, как это ни курьезно, в его вещах много чистоты! Правда, странно: Куприн — скандалист и пьяница, и вдруг — невинные рассказы. Но вот, как это ни странно, в них, рассказах, этой чистоты и искания ее очень много. И чувствуется, что вот это искание чистоты и святого в жизни не слова для него, а перечувствованное, пережитое и даже выстраданное.

Хорошо здесь очень теперь — чудесная природа зимой, этот снег серебряный, ясное холодное небо на закатах, четкий рисунок далеких гор, тихие дни — но тянет домой, страшно тянет к большой работе, к работе, которой можно было бы отдать весь свой день, приятно утомившись к вечеру, а не лежать в расслабляющей праздности весь день, как вот теперь!

Меня только и поддерживают эти мои мечты на будущее: много, много работать. — Как жалко милого, чудесного Серова! Как он сорван в самый лучший, пышный расцвет. Как чувствовалось, что в своих последних вещах он пишет большое, вечное. Зато как завидна такая смерть сразу — без изнурительной медленной болезни... Застану ли я выставку его, если она будет в Петерб[урге]?..

ГРМ, ф. 117, ед. хр. 55, лл. 28, 30, 31.



Предыдущее письмо

Следующее письмо


Б.Кустодиев. Графика, 4

Штопальщик срывает вывеску - Барин у дома штопальщика (Б.М. Кустодиев, 1922 г.)

Швейцар (Б.М. Кустодиев, 1922 г.)