Г. К. ЛУКОМСКОМУ

1

19 января 1910, Петербург.

Милый Георгий Крескентьевич,
Ужасно перед Вами виноват, что прошлый раз на выставке2, будучи почему-то в очень веселом, шутливом и даже болтливом настроении, потребовал от Вас объяснения по поводу характеристики в каталоге3, что и вызвало Ваше сегодняшнее письмо4. Ради Бога, не принимайте шуток за серьезное!

Вы меня просто еще мало знаете, думая, что я могу быть чем-нибудь недовольным, тогда как у меня нет ничего, кроме чувства глубокой благодарности за внимательное и трогательное отношение к моим работам у Вас на выставке.

И за Ваше хорошее письмо большое спасибо — я так не избалован откровенными мнениями о своих работах, над которыми много мучаюсь (сомневаюсь), и так их не люблю, что всякое по этому поводу замечание меня очень волнует.

Ведь так остро чувствуешь, что надо, и еще острее — как это все не походит (далеко!) на то, что надо.

Поэтому постоянное недоверие к самому себе переносишь и на других — и часто бываешь за это наказан.

А за последнее время у меня такая ломка и переоценка всех старых ценностей идет — вернее, старые (то есть старые мастера, греки, готика, итальянские примитивы) делаются новыми, что надо снова учиться — учиться много, долго и упорно — а главное, позабыть то, чему научили.

Впрочем, это все такое старое и известное, что повторять этого не стоит. Итак, надеюсь, что мы с Вами останемся друзьями, чего я очень бы хотел, а говорить и спорить — это самый лучший способ узнать друг друга.

До свиданья — жму Вашу руку.

Ваш Б. Кустодиев.

ГРМ. ф. 109, ед. хр. 90. лл. 1, 2.




1Г. К. Лукомский - художник и критик, сотрудник журнала «Аполлон».

2Речь идет о выставке современных русских женских портретов (4-я выставка журнала «Аполлон», январь 1910 года), на которой Кустодиев экспонировал портрет Р. И. Нотгафт, портрет А. Д. Романовой и четыре рисунка пастелью и акварелью.

3В каталоге выставки Г. К. Лукомский написал: «Б. Кустодиев, опытный мастер репинской школы, за последние годы очень характерно выразил румяную цветистость крестьянского быта. Но он и портретист — спокойный, уравновешенный» (Каталог выставки современных русских женских портретов. СПб, 1910, стр. 5)

4Речь идет о письме Г. К. Лукомского Кустодиеву от 17 января 1910 года по поводу статьи в каталоге; в этом письме Лукомский между прочим пишет: «...как честный человек, как не очень-то равный, но все же сотоварищ по искусству, хочу Вас просить поверить мне, что я искренне учусь, созерцая творчество Ваше, и как критик — преклоняюсь и буду считать приятным случаем, когда встретимся, о Вас говорить. НО: больше всего я ценю Ваше удивительное худож[ни]ческое понимание это[го] рискованного сюжета — быта крестьянского, это тончайшее и острое ощущение типа славянского крестьянина (его глаза мутно-серые, черты характера, обрубленность плеч, эти рябинки, уборы и т. д.) и потому портрет для меня Ваш на 2-м месте, но он Европейский, большой и ирядом с Blanch'eм, Цорном и Сарджентом вполне может быть поставлен...» (ГРМ, ф. 26, ед. хр. 32, л. 146).

Предыдущее письмо

Следующее письмо


Портрет Марии Николаевны Рязанцевой (Б.М. Кустодиев, 1922 г.)

Портрет М.Д. Шостакович (Б.М. Кустодиев, 1923 г.)

Осень (Над городом)1 (Б.М. Кустодиев, 1918 г.)