Е.П. и Е.М. КУСТОДИЕВЫМ

28 января 1897, Петербург.

Благодарю тебя, дорогая мамочка, за присланные деньги, они пока мне еще не особенно нужны, потому что теперь богат (!). Дело в том, что я как экспонент (!!!) Репинской выставки1 получил целых 16 рублей (бумажками). И это за то, что мой эскиз повисел недели три на выставке (да и эскиз-то скверный), поразил публику темнотой и непонятностью сюжета. Ну да как там ни было, а 16 рубликов мне дали, и я решил на них показать (кому?) где раки зимуют, то есть загулять. О, не подумайте, что «загуляю»—нет, на них в «киятер» пойду, штаны куплю и холста. Здорово? Ведь это как никак первый заработок «искусством»!

...«Ромео и Джульетта»! «Ромео и Джульетта»! «Ромео и Джульетта»!!! Этот сад, залитый [сиянием] луны, серебрящим деревья, кусты, замок, балкон, на котором стоит Джульетта, вся в белом, с чудными волосами, падающими на ее плечи. Перед ней Ромео. Он поет. Его голос так сладко замирает, так нежно шепчет, что кажется, будто где-то ветерок пробегает по листьям, задевает их, они трепещут и нашептывают оригинальную мелодию. А музыка!!! С начала и до конца она поет о любви... Я несколько раз умирал в театре! Что за дуэты! Такие нежные, ласкающие. Нужно ли говорить, кто играл Ромео? Ты, я думаю, догадываешься — Фигнер, Джульетту — Сандерсон (жалко, что она пела по-французски, половина впечатления терялась), затем Чернов, Серебряков, Фриде (играла пажа) и друг. Фигнеру поднесли лавровый венок. Вызывали бесчисленное число раз. Да, это был идеальный Ромео.

В воскресенье я был на балете «Конек-Горбунок». Он прошел очень интересно и весело, роскошные декорации, костюмы. Музыка вся из русских мотивов, особенно хорошо было соло на виолончели и на скрипке (Ауэр). Смотрел я за вас всех (будьте хоть этим довольны), то есть сидел да думал: ах, кабы наших всех бы сюда перетащить, так не ушли бы...

ГРМ, ф. 26, ед. хр. 10, лл. 24, 25.




1 Речь идет о Выставке опытов художественного творчества (эскизов) русских и иностранных художников и учеников, где Кустодиев экспонировал эскиз «В мастерской художника» (1896). Идея организации выставки принадлежала И.Е. Репину, который в то время был профессором Высшего художественного училища при Академии художеств. По мысли Репина, в выставке должны были принять участие профессора и ученики Академии художеств и Московского училища живописи, ваяния и зодчества. Ученики с восторгом откликнулись на предложение Репина, но академический Совет его не поддержал» поэтому выставка была устроена не в Академии художеств, а в помещении Общества поощрения художеств в декабре 1896 года.

Предыдущее письмо

Следующее письмо


Портрет артиста Большого драматического театра Николая Федоровича Монахова (Б.М. Кустодиев, 1926 г.)

Портрет Ю.Е.Кустодиевой (Б. Кустодиев, 1903 г.)

Весна (Б. Кустодиев, 1921 г.)